«Земляки, я лишь вами счастлива…» Литература и искусство

1 МАРТА — ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ ЗУЛЬФИИ — ЭТА ЗНАМЕНАТЕЛЬНАЯ ДАТА ЕЖЕГОДНО ШИРОКО ОТМЕЧАЕТСЯ В НАШЕЙ СТРАНЕ
Литературное наследие поэтессы безгранично богато, а десятки её книг заняли достойное место в сокровищнице не только узбекской, но и мировой литературы. Её пламенные строки пользуются всенародной любовью, потому что призывают беречь как зеницу ока нашу священную и благодатную землю, мирную, благополучную и счастливую жизнь, ценить друг друга.
Вот как писала о Зульфие известная поэтесса Римма Казакова, которая делала переводы её стихов:
«Может быть, потому, что я сама пишу стихи, думая о Зульфие, я ощущаю слитность личности и строк, и вижу, прежде всего, прекрасную женщину. Она знает пронзительность единственной любви и муки потери, восторга материнства и врачующую силу людского тепла, умеет жить с народом и для народа. Какая она красивая, какая девическая безмятежность осеняет её высокий лоб, какая озорная, весёлая сила у её глаз, как добра и властна её лёгкая рука! Сколько раз я слышала рядом её дыхание, дарящее напряжённую силу дыханию строки. Её стихи по-русски иногда звучали более гладко и однотонно, нежели на родном языке, а по-узбекски были и грозою вокруг и в небе, и водопадом солнца, и шальным круговоротом ветров и тишиной раскрывающегося бутона!
Когда мне выпадало переводить Зульфию, я открывала новые грани и в себе, и в своём родном языке, чтобы выразить суть натуры, подвластной неукротимой силе чувств и умеющей одновременно строго, с высоким достоинством воли нести боль, печаль, копить радость и щедро ею делиться с людьми.
Говорить о Зульфие и её поэзии — всё равно, что говорить о звёздном небе в летнюю ночь. Любовь, доброта, счастье бытия, нежное, хрупкое, победоносное, как расцветающий урюк из её лучших стихов, женская ранимость…
Эта светлая женщина, знавшая бездну горьких минут, — счастливый человек, счастливый художник. Её любят те, для кого она горит и мучается бессонницей…
…И в который раз, как и многочисленные её друзья, я признаюсь ей в любви и по праву этой любви, где нет младших и старших, обращаюсь к ней без эпитетов, называю её не Зульфия-апа — старшая сестра, а просто и ещё более уважительно. Я говорю: Зульфия, ибо само это имя звучит для меня метафорой. В нём — смущённая юность новорожденной травы и вечность земли и звёзд».
А как всё начиналось?
С детства Зульфие, родившейся в многодетной семье кустаря-литейщика, казалось, что поэзия — это необыкновенный дар. Что умением слагать стихи наделяет человека сама природа.
Быть трудолюбивой учил на своём примере отец. Но именно от матери, любившей всей душой поэзию, природу, Зульфия впервые услышала стихотворные строки Алишера Навои, Бедиля, Физули… Это, возможно, и подвигло её на пробу пера…
«…я стала ловить себя на том, что думаю не привычными простыми фразами, а стихами…, — писала позже Зульфия, — …я не могла поверить вначале, что сочиняю стихи сама. Это было удивительно, и даже немного страшно…» Могла ли пятнадцатилетняя студентка педагогического училища представить себе, что через некоторое время её стихи будут переводить на многие языки мира?
Однажды, когда Зульфия ещё училась в педучилище, в актовом зале состоялась творческая встреча с поэтами и писателями Узбекистана. Среди них были Гафур Гулям, Миртемир, Уйгун, Иззат Султан… И Хамид Алимджан, который был предначертан ей судьбой…
Уход из жизни Хамида Алимджана навсегда определил дальнейшую жизнь Зульфии. Дочери она говорила: «Только девять лет я была рядом с ним. Он был для меня всем: мужем, отцом, наставником, другом. Его смерть сделала меня поэтом. Может быть, будь он жив, я бы как каждая узбекская женщина, занялась детьми, домом и перестала бы писать. Но никому своей женской судьбы не пожелаю». После его гибели она поклялась писать двумя карандашами — за него и за себя. Каждую весну, которую он так любил, она писала ему стихотворения.
Зульфия пережила Хамида Алимджана на 52 года, и за эти годы ею было написано пятьдесят стихотворений. И эти стихи как нерушимый памятник ему. Не в камне, но в слове.
Приведём некоторые строки.
Снова в путь, сердцу нет угомона,
Радость плещется, к песне маня.
Всё мне хочется видеть бессонно,
Будто всем дело есть до меня.
В кишлаках что ни вижу, всё — диво,
Каждый миг — очарованный сказ.
Земляки, я лишь вами счастлива,
Мне — ни жизни, ни песни без вас.
(«Несотворимое»)
Учреждение в 1999 году Государственной премии имени Зульфии стало ярким отражением увековечения памяти поэтессы и высокого почтения к её многогранному творчеству.
В соответствии с Указом Президента страны «О мерах по коренному совершенствованию деятельности в сфере поддержки женщин и укрепления института семьи» от 2 февраля 2018 года отныне Государственная премия имени Зульфии присуждается одарённым девушкам в возрасте от четырнадцати до тридцати лет, достигших особых успехов в образовании, науке, литературе, культуре, искусстве, общественной деятельности…
Открытие в Джизаке специализированной школы-интерната с углублённым изучением узбекского языка и литературы имени Хамида Алимджана и Зульфии будет способствовать познанию нашего литературного наследия, воспитанию достойной смены классиков национальной литературы.
Подготовила
Лариса СЛАВИНА.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *